+7 (912) 876-95-56

Федеральное законодательство: подзаборные поднадзорные

Главная>Федеральное законодательство: подзаборные поднадзорные
Существенное расширение административного надзора за освобожденными из колоний

26 мая Госдума поддержала две инициативы по адмнадзору. Одна прошла третье чтение и уже стала законом от 28 мая 2017 года № 102-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам административного надзора за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы». Этот закон распространяет надзор на осужденных еще по нескольким блокам статей УК (о терроризме, экстремизме и др.) и решает задачу как обеспечить неоставление бездомными поднадзорными «места жительства».

Второй, пока еще законопроект, прошел в тот же день первое чтение под названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам административного надзора за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы» . Этот проект, внесенный правительством, в число поднадзорных добавляет еще и тех, кто два или более раза был судим за преступления небольшой и средней тяжести, связанные с наркотиками. Соответствующие статьи перечислены в проекте: ч.1 ст. 228, ст. 228.3, ч. 1 ст. 231, ч.1 ст. 234.1. Все это преступления небольшой тяжести. (Средней тяжести антинаркотических статей нет).

Человек в представлении бюрократии — это учетная единица, особенно если он вышел из колонии с повешенным на него административным надзором. Даже термины изобретены — подучетный, поднадзорный.

В СССР система административного надзора за бывшими з/к работала как часы. В РФ же с 1992 по 2011 год надзора не было, и вышедший за ворота зоны «по звонку» мог, как и все, жить своей жизнью. Только в 2011 году появился закон, восстанавливающий надзор за освобождаемыми, если они показали себя злостными нарушителями, а также за теми, кто, отбыв наказание по тяжким и особо тяжким статьям, совершает по два раза в год такие правонарушения как хулиганство, употребление наркотиков, неповиновение законным требованиям.

Есть разные точки зрения на административный надзор. Одни считают его защищающим общество от эксцессов, другие же — повторным наказанием за одно и то же преступление, что запрещено Конституцией. Первые, понимая, что правы последние, пошли на хитрость: постановку под административный надзор включили не в УПК, а в ГПК (а затем в выделенный из ГПК Кодекс административного судопроизводства). Дескать, раз это у нас не уголовное судопроизводство, а гражданско-административное, то и вопрос о повторном наказании ставиться как бы не может.

Как и любой репрессивный институт, административный надзор имеет тенденцию к росту, основания для его назначения постепенно расширяются, охватывая новые категории освобождаемых.

Надзор состоит в запрете на несколько лет посещения определенных мест, участия в массовых мероприятиях, выезда за пределы населенного пункта, а также в обязательном пребывании дома в ночные часы. Суд вправе назначить одно или все перечисленные ограничения, но обязательной для всех поднадзорных является явка в полицию от одного до четырех раз в месяц. То есть - одни запреты, ни одной позитивной обязанности государства. А освобожденному нужны деньги, чтобы жить, то есть работа, зачастую жилье. Но на работу имевшие судимость даже не за наркотики не могут устроиться, службы безопасности компаний пользуются незаконно хранимыми и распространяемыми банками данных не только об имеющих, но и об имевших судимость. С «пятном в биографии» на приличную работу не берут. Хотя должно быть наоборот — квоты на различные рабочие места для бывших заключенных. Именно это - лучшая превенция рецидивной преступности. Не имея работы есть опасность пуститься во все тяжкие.

До сего времени полиции затруднительно было применять закон об административном надзоре к освобожденным, не имеющим никакого места жительства, и таким образом бездомные избегали должного полицейского попечения.

Законодатель озаботился их судьбой. Конечно, депутатам и в страшном сне не привиделось бы обязать государство как-то обеспечить бездомных крышей над головой. Денег нет. Зато теперь поднадзорные бездомные закреплены, так сказать, каждый под своим забором. Подзаборные поднадзорные не вправе покидать «место фактического нахождения», каковым, по новому закону, считается какая-либо муниципальная единица. В выборе места обитания такой бродяга обладает полной свободой. Хочешь — Северное Бутово, хочешь — Южное, но уж за пределы его — ни-ни.

Трудность определения точных границ муниципальных образований авторов закона не смутила. Наверное, для удобства надзора надо было предусмотреть проведение между районами демаркационной линии, но это — дело будущего.

И еще одна поправка: полиции разрешено не входить, как раньше, а «проникать» в жилище поднадзорного. Так что, если вы, господа экстремисты, оказавшись временно на свободе, обнаружите среди ночи под кроватью жандарма, кричать не надо.